Василий Ломаченко: "Судейство на Олимпиаде-2008 было совсем другим"

Единственный в истории украинского бокса двукратный олимпийский чемпион не стал изменять себе и старательно следовал обету молчания, данному им до финального боя. Зато после решающего поединка с корейцем Хан Сун Чулом и вопросов к Василию накопилось немало, и настроение для ответов у него было соответствующим, пишет "Спорт-экспресс".

- Со стороны могло показаться, что свои первые Олимпийские игры я прошел просто налегке. По крайней мере именно так все и выглядело. Но на самом деле, это было достаточно непросто. В Лондоне же соперники - в особенности два первых моих противника - не были такими уж сильными. Хотя вы и сами видели, что особо крупных счетов в этих боях не было. Так что я не хочу выделять какую-то из этих наград. Скажу так: две Олимпийские медали - самые сложные в моей карьере, - сказал чемпион.

- В Пекине мне было намного интереснее и смотреть бои, и боксировать самому. Все потому что судейство на Играх-2008 было совсем другим. А здесь боксеров поставили в такие рамки, что мы просто перестали получать удовольствие от того, что делаем в ринге. Главная цель - боксировать таким образом, чтобы не давать арбитрам возможности нажимать себе какие-то удары. Судите сами, я провожу раунд, прихожу в свой угол, и отец называет мне счет. Я слышу какие-то цифры, но они абсолютно не соответствуют моим ощущениям от боя. Я же знаю, что ничего не пропускаю, а мне насчитывают по четыре-пять ударов за раунд. Такой арбитраж сковывает боксеров. По крайней мере, меня - уж точно, - признался двукратный победитель Олимпиады.

- Это был ваш последний бой в аматорском боксе?

- Думаю, что да. Но еще нужно послушать, что скажут отец, тренер сборной. Изучить новые предложения.

ИСТОЧНИК: КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА